Может ли история стать настоящей наукой?

Одна из книг Петра Турчина, в которой апробируются подходы к превращению истории в строгую аналитическую науку. Изображение с сайта eclectic.ss.uci.edu
Одна из книг Петра Турчина, в которой апробируются подходы к превращению истории в строгую аналитическую науку. Изображение с сайта eclectic.ss.uci.edu

По мнению многих экспертов, история не может стать строгой аналитической наукой из-за огромной сложности человеческих обществ и принципиальных различий, существующих между странами и эпохами. Однако специальные исследования показали наличие в историческом процессе строгих математических закономерностей. Для их изучения предлагается создать новую науку — «клиодинамику».

Идея о том, что в историческом развитии человечества можно найти строгие закономерности, давно витает в воздухе. Любителям научной фантастики эта идея хорошо известна по знаменитой эпопее Айзека Азимова «Основание». Сюжет этого классического произведения основан на том, что великому математику Сэлдону удалось разработать математический аппарат, позволяющий с большой точностью предсказывать поведение больших масс людей. Разработанная Сэлдоном новая наука — «психоистория» — показала, что реакции больших человеческих масс подчиняются строгим законам, хотя поведение каждого отдельного человека остается непредсказуемым.

Несмотря на всю правдоподобность и привлекательность этой идеи, прошли десятилетия, прежде чем она постепенно начала перебираться со страниц фантастических романов в серьезные научные издания. И вот наконец она пробилась «на самый верх». Журнал Nature опубликовал краткое эссе Петра Турчина, профессора Коннектикутского университета (США), который в течение многих лет занимается поиском математических закономерностей, одинаково справедливых для самых разных обществ и исторических эпох. Среди ближайших коллег и соратников Турчина, на работы которых он ссылается в своем эссе, — российские историки Андрей Коротаев и Сергей Нефёдов (см. ссылки внизу).

Турчин отмечает, что истории как строгой науки на сегодняшний день, по сути дела, не существует. Например, для объяснения причин гибели Римской империи предложено более 200 гипотез, в том числе взаимоисключающих, и никакого консенсуса не предвидится. Это всё равно, как если бы в физике теория флогистона и термодинамика продолжали бы по сей день существовать «на равных». Общество оплачивает биомедицинские исследования, чтобы поддерживать наше телесное здоровье, и экологические исследования — чтобы поддерживать здоровье экосистем, однако представления о том, от чего зависит здоровье общества, до сих пор остаются на донаучной стадии развития. Это положение можно и нужно исправить.

По мнению Турчина, лучше не пытаться реформировать историческую науку, которая традиционно ищет причины явлений в частных особенностях конкретного общества и эпохи, а создать совершенно новую дисциплину — «клиодинамику» (Клио — муза истории). Задачей клиодинамики должен стать поиск объединяющих теорий и проверка их на основе разнообразных массивов данных — исторических, археологических и прочих, вплоть до нумизматических.

Выполнима ли задача в принципе? Многие историки отвечают на этот вопрос отрицательно, ссылаясь на огромную сложность человеческих обществ, на наличие у людей свободы воли (что якобы делает их поведение непредсказуемым) и, самое главное, на глубокие качественные различия между обществами и эпохами. Если бы эти возражения были верны, замечает Турчин, в истории не было бы строгих количественных закономерностей. Любая взаимосвязь между важными количественными показателями была бы специфична для данного региона, культуры, эпохи.

Это, однако, не соответствует действительности. Некоторые общие закономерности прослеживаются в развитии совершенно разных обществ, удаленных друг от друга во времени и пространстве. Например, для многих аграрных (доиндустриальных) обществ характерны периодические всплески внутренней нестабильности (бунтов, гражданских войн, революций и т. п.), которые продолжаются около ста лет и случаются раз в два-три столетия. Периодам нестабильности всегда предшествует быстрый рост населения. Например, в Западной Европе после периода бурного роста населения в XIII веке наступил «позднесредневековый кризис», включающий столетнюю войну во Франции, войну Алой и Белой розы в Англии и гуситские войны в Германии. Рост населения в XVI веке сменился «кризисом XVII века» (религиозные войны и Фронда во Франции, тридцатилетняя война в Германии, Английская революция и т. д.)

Главный вопрос состоит в том, являются ли подобные закономерности статистически значимыми, выдерживают ли они строгую математическую проверку? Или, может быть, это всего лишь некие расплывчатые тенденции, которые историк может заметить, а может и не заметить в зависимости от того, какие факты из огромного множества имеющихся исторических данных он выберет для анализа?

Чтобы ответить на этот вопрос, Турчин, Нефёдов и Коротаев собрали подробные количественные данные по важнейшим демографическим, социальным и политическим «переменным» для различных обществ и исторических эпох. Анализ восьми «демографических циклов» в Англии, Франции, Римской империи и России показал, что некоторые закономерности характеризуются высоким уровнем статистической значимости. Например, политическая и социальная нестабильность, как выяснилось, всегда в несколько раз выше в периоды снижения численности населения, чем во время демографического роста. Вероятность того, что эта и другие подобные закономерности объясняются случайным совпадением, пренебрежимо мала. Аналогичные расчеты позже были проведены для древнего Китая и Египта. Выявленные ранее закономерности полностью подтвердились и на этом материале.

Исследователям удалось построить количественные модели демографических циклов, которые с большой точностью описывают динамику изученных переменных. В ходе этой работы, в частности, выяснилось, что связь между ростом населения и общественной нестабильностью не является прямой (по принципу «больше людей — нехватка продовольствия — гражданские беспорядки»); она опосредуется долгосрочными эффектами, которые оказывает рост населения на структуру общества. Важную роль играет явление, получившее название «перепроизводство элиты» (подробнее о механизмах, лежащих в основе демографических циклов, можно узнать из интервью с Петром Турчиным, Андреем Коротаевым и Сергеем Нефедовым; см. ссылки внизу).

Главный вывод состоит в том, что далеко не всё в истории объясняется «частностями» — конкретными особенностями данной культуры, страны и эпохи. Некоторые аспекты исторической динамики одинаковы для самых разных обществ — от Римской Империи и средневекового Китая до средневековой Франции и царской России.

Приложимы ли модели, разработанные для аграрных обществ, к современной исторической эпохе — это, конечно, большой вопрос. По мнению Турчина, ряд косвенных данных указывает на то, что модели, возможно, не придется очень сильно переделывать. Впрочем, некоторые коллеги, возможно, не согласятся с этим утверждением. В частности, есть основания полагать, что демографические законы радикально изменились в последние 50 лет, поскольку развитые общества наконец сумели вырваться из так называемой «мальтузианской ловушки»: дальнейший научно-технический прогресс и рост валового продукта уже не ускоряют рост населения, как это было на протяжении большей части человеческой истории, а наоборот, способствуют его замедлению в развитых странах.

В отличие от психоистории Сэлдона, клиодинамика Турчина не сможет предсказывать будущее даже после того, как теория пройдет все эмпирические проверки. По крайней мере, так считает сам Петр Турчин, ссылаясь на такие объективные трудности, как «математический хаос», «свободная воля» и эффект «самоопровергающихся пророчеств». Однако «прогностические возможности науки» — это более широкое понятие, чем умение предсказывать будущее. Достижения клиодинамики можно будет использовать для оценки возможных эффектов тех или иных политических решений и для выбора оптимальных путей общественного развития.

Как и подобает сложной системе с нелинейными обратными связями, общество порой может реагировать на вмешательства весьма неожиданным образом. В качестве примера Турчин приводит отказ французского правительства утвердить новый земельный налог в 1787 году, что спровоцировало Великую Французскую революцию. Также и Тони Блэр, который в свою бытность премьер-министром пытался довести уровень молодых людей с высшим образованием до 50%, видимо, не знал, что быстрый рост численности образованной молодежи предшествовал политическим кризисам во многих обществах от Западной Европы в середине XIX века до Японии в период сёгуната Токугава, современного Ирана и Советского Союза.

Те, кто не учится на историческом опыте, обречены его повторять. По мнению Петра Турчина, для того чтобы учиться у истории, ее нужно сначала превратить в науку.

Источник: Peter Turchin. Arise 'cliodynamics' // Nature. 2008. V. 454. P. 34–35 (doi:10.1038/454034a).

Подробнее о математических закономерностях истории см.:
1) Математика может оценить движущие силы истории и морали. Интервью с Петром Турчиным.
2) Научный прогноз не предсказание, а сценарий возможного будущего. Интервью с Андреем Коротаевым и Сергеем Нефёдовым.
3) Теория демографических циклов описывает историю России. Интервью с Андреем Коротаевым и Сергеем Нефёдовым.

Александр Марков


21
Показать комментарии (21)
Свернуть комментарии (21)

  • kbob  | 04.07.2008 | 06:06 Ответить
    Например, политическая и социальная нестабильность, как выяснилось, всегда в несколько раз выше в периоды снижения численности населения, чем во время демографического роста. - Опечатка?
    Ответить
    • Коротаев > kbob | 12.07.2008 | 20:34 Ответить
      Нет, просто в аграрных обществах политическая стабильность является необходимым условием демографического роста, а взрыв полической нестабильности ведет к резкому падению численности населения - подробно все это объясняется в наших "Законах истории":

      http://urss.ru/cgi-bin/db.pl?lang=Ru&blang=ru&page=Book&set=1&list=&id=50565
      Ответить
  • Alex  | 04.07.2008 | 09:36 Ответить
    Об эту фразу я также споткнулся, т.к. телега явно впереди лошади. В остальном же приятно порадовал слог автора заметки, читаемой на одном дыхании. Но причину гибели цивилизаций не нужно искать в математических закономерностях. Она почти всегда - во внутренней деградации государственных органов, не желающих и не способных творчески подходить к своим задачам. За примером ходить далеко не нужно... Если же к власти приходят яркие личности, способные вдохновить своим примером, или же мудрые, чувствующие насущную потребность времени и способные пробудить лучшие стороны у других, - это всегда благо. И не важно, при каком изме. Важно вдохновение. [Ферромоны пчелиной матки (ее самой может не быть вовсе) сплачивают семью в активный жизнеспособный орган. Важна атмосфера творчества]. Утрата цели, внутренние сомнения, если они затянуты - путь к саморазрушению, ускоряемому внешними факторами.
    Ответить
    • Aku-Aku > Alex | 04.07.2008 | 10:30 Ответить
      А кто сказал что єти все взлеты и падения невозможно описать математически?
      Или опять вылазит все тот же древний гуманитарный анимизм -- вера в непознаваемую сущность человеческой души? :)
      Ответить
    • Коротаев > Alex | 12.07.2008 | 20:39 Ответить
      Только вот внутренняя деградация государственных органов закономерно наступает на вполне определенных фазах социально-демографических циклов. См., например:

      http://www.xrh.ru/e107_plugins/content/content.php?content.34.5
      Ответить
  • maria.kirsanova  | 04.07.2008 | 15:01 Ответить
    А я удивлена тем, что разговоры о подобном подходе к изучению истории до сих пор не разработаны...

    Может кто подскажет, где книжку Турчина раздобыть?
    Ответить
    • дмитрий р > maria.kirsanova | 04.07.2008 | 19:22 Ответить
      так разработаны и давно уже. посмотрите "Грамматику цивилизаций" Фернана Броделя (1963 год), раздел I - именно об этом и написано, только лучше. Конкретный пример такого подхода (таким, каким он должен быть) на практике - это, к примеру, "Цивилизация классической Европы" Пьера Шоню.
      Ответить
  • дмитрий р  | 04.07.2008 | 17:33 Ответить
    Cтатья, безусловно, интересная, но слишком уж автора заносит на поворотах.

    Во-первых, заголовок. Естественно, настоящей наукой является только квантовая физика (ну, может быть, ещё нанотехнологии), а остальное - это собирание марок, пустозвоноство и демагогия. конешно, история - псевдонаука, и давно уже пора сдать на макулатуру Броделя, Ле Гоффа, Гуревича, Марка Блока, Хейзенга, Марселя Гране и прочих (многие из вышеназванных, кстати, вполне себе успешно применяли методы математической статистики и демографии в своих трудах). Короче, совершенно не смешной заголовок вышел: твёрдая убеждённость "не-гуманитариев" (про то, што деление на гуманитариев и естественно-научников - прошлый век и полная глупость, я даже говорить не хочу) в том, што всякая книга, в которой нету формул, губительна для эволюции человечества, а автор такой книги должен быть как минимум расстрелян, - стереотип не менее пагубный, чем зеркально обратный стереотип "гуманитариев". Возьмите экономическую историю, когнитивную науку, структурную антропологию, философию логического анализа - вы можете чётко сказать "гумантираные" это науки или естественно-научные? Все возможные и необходимые перевороты в науке (в том числе истории) уже произошли, и не надо призывать к новым, когда никто ещё окончательно не отошёл от предыдущих, когда не был ещё собран и обработан достаточный материал для каких-то далеко идущих выводов.

    Во-вторых, одной лишь статистикой не объяснишь историю человеческого общества. Как раз наоборот, полученные с помощью статистики данные совершенно необходимо объяснять и анализировать отдельно (для этого история и нужна, и тем она сейчас и занимается). Вот этот вот пассаж, например, прекрасно нам показывает, што такое необоснованные выводы на основании некоторой статистики: "Также и Тони Блэр, который в свою бытность премьер-министром пытался довести уровень молодых людей с высшим образованием до 50%, видимо, не знал, что быстрый рост численности образованной молодежи предшествовал политическим кризисам во многих обществах от Западной Европы в середине XIX века до Японии в период сёгуната Токугава, современного Ирана и Советского Союза." Т.е. надо как можно скорее понижать уровень образованных людей, а иначе грянут политические кризисы? Или больше - повышение уровня образованной молодёжи приводит к политическим кризисам? Так вот оно в чём дело! Экономисты, политологи, философы и историки столько спорили и продолжают спорить о причинах политических кризисов, а проблема-то в уровне образованной молодёжи - вот оно всё как, срочно надо закрывать к чертям все университеты, а уровень безработицы, инфляции, смертности и прочих пакостей пусть растёт, главная-то проблема уже устранена.

    Понимаете, наличие некоторой возможной корреляции между двумя процессами ничего не доказывает и не опровергает - это всего лишь корреляция между двумя процессами, тогда как значимых процессов, происходящих в обществе - сотни. Штобы их все проанализировать и сделать на их основе обобщающий вывод (который, вообще-то, надо будет ещё как-то объяснить, а не просто на стену приклеить) нужен суперкомпьютер, который сможет ещё, например, природные катаклизмы предсказывать (которые тоже, как ни странно, влияют на человеческое общество, каким бы досадным это не казалось членам этого общества). Вот вам пример железной корреляции - я подношу ложку ко рту сколько-то раз в день и в 95% случаев в ней находится еда. Так вот из этого нельзя сделать вывод, што подношение ко рту ложки является причиной появления там еды - еда появляется, потому што я её предварительно этой ложкой беру или зачерпываю, а ко рту я её подношу как раз-таки, потому што еда там УЖЕ есть (ну или я просто не замечаю, што она выпала оттуда мне на штаны - оставшиеся 5%). Статистику надо очень аккуратно применять, штобы таких вот казусов не получалось, и то, што в самой статье такой казус имеется - это, конешно, очень странно.

    Наконец, третий и самый важный момент относительно сущности истории и "причинах здоровья общества". Вообще-то, когда история начинает заниматься причинами здоровья общества, мы обычно получаем псевдо-историю, которая делит общества на "здоровые" (=хорошие) и "больные" (=плохие), а потом прямо в руки власть имущим даёт карт-бланш на "оздоровление" тех или иных обществ тем или иным (обычно насильственным) путём. Сравнение общественных наук с медициной слишком сильно пахнет на этот раз действительно нездоровыми идеями 20ых-30ых годов прошлого века, понятно какими.

    Тут надо сделать одно очень существенное дополнение относительно общественных наук вообще. Вся сложность общественных наук не в том, што они имеют дело с "наделённым свободной волей" или даже "душой" (я даже комментировать это не буду), а в том, што в отличие от наук естественных, в которых учёный выступает наблюдателем, в науках общественных учёный является частью того, што он пытается хоть как-то проанализировать. Общественные науки не могут сделать каких-то окончательных выводов (и тем более прогнозов) относительно челочества в целом и его истории, просто потому што для этого им надо перепрыгнуть через себя и каким-то образом умудриться посмотреть на себя со стороны, што является абсолютно невозможным по ряду причин, выведенных психологией, лингвистикой и философией. Даже для т.н. естественных наук существуют принцип Гейзенберга, теорема Гёделя и прочие концепции, доказывающие, што не всё так гладко в датском королевстве. Наука - это вообще не тот проект, который одним махом делается за пару дней, это в принципе самая сложная работа, которую может взять на себя человечество - объяснить, в каком мире мы живём и кто мы такие. И нет никакой гарантии, што мы добьёмся успеха в этой работе: што мы победим хотя бы большинство болезеней, што мы полетим за пределы солнечной системы, што мы сумеем прогнозировать крах или возникновение великих цивилизаций.
    Штобы спрогнозировать, каким будет то или иное общество, через 10 или 100 лет, мы должны иметь об этом обществе ВСЮ информацию, мы должны выделить некоторые факторы, которые будут являться определяющими в дальнейшем развитии этого общества, а этого мы сделать с позиции человека, находящегося внутри этого общества, никогда не сможем. + представьте себе, причин падения Рима действительно могло быть много, а вовсе не одна, к тому же, некоторые из этих причин (вторжение "варваров", например) были внешними по отношению к Риму.

    История - сложная наука (как и любая другая). Её нельзя сводить только лишь к статистике (некоторые сводят к статистике всю экономику - и посмотрите, как замечательно, легко и непринуждённо, они справляются с продовольственным кризисом, энергитическим кризисом, уровнем инфляции и прочими досадными моментами), только лишь к антропологии или истории сознания, только лишь к перечислению фактов или только лишь к поискам общих закономерностей. Об этих закономерностях давно уже знают - например, о том, што все люди во всех обществах спят, едят и запрещают убийство матери и секс с матерью. Вопрос, который ставит история как раз-таки не в том, што общего между обществами (это и так понятно, што много, т.к. мы являемся представителями одного биологического вида, с этим не поспоришь), а в том, почему они всё-таки разные. Почему совершенно непохожими являются Китай и Япония, которая вроде бы и рядом находится, и всё из Китая заимствовала, но нет, при некоторой сноровке вы всё-таки сможете отличить японца от китайца, а уж структуру японского общества от китайского - точно, они совсем разные.

    Общий вывод - пафос статьи совсем не уместен, хотя в отрыве от этого пафоса она вполне хороша. Просто нету тут никакой революции, теория социальных циклов уже очень давно существует, мат.методы в истории применяются успешно сплошь и рядом, демографию тоже не вчера придумали - в чём сенсация-то? В том, што кто-то решил опять всю историю выкинуть на помойку и построить свою, с блекджеком и шлюхами? Ну это не смешно тогда совсем. Вы же занимаетесь популяризацией науки, а история в популяризации и восстановлении своего авторитета нуждается как никакая другая наука, на уроках истории не учатся, потому што их не знают или знают не достаточно хорошо, а не потому што это история такая плохая и ничему не учит. Ещё как учит, просто учиться тоже надо уметь, а не выдвигать всякий раз обвинения учителю.

    ps прошу прощения за такой большой комментарий, но отвечать 2-3 предложениями в стиле "незачот", как я понимаю, у вас совсем не принято, и это правильно. уж если обсуждать, так обсуждать всё и подробно, иначе и смысла нету никакого.
    обидеть никого не хотел, если што.
    Ответить
    • PavelS > дмитрий р | 04.07.2008 | 17:46 Ответить
      1. слово "настоящей" лучше заменить на "точной" в противовес "описательной". А то на самом деле обидно для гуманитариев, геологов и прочих там всяких медиков.
      2. мне нравится анекдот:
      Когда самолёт взлетает, появляется вибрация и начинается раздача кофе стюардессами. Вывод: наблюдая положительную корреляцию в раздаче кофе и вибрации для устранения вибраций надо устранить кофе.
      3. Общее впечатление (основано исключительно на этой публикации в элементах): кто-то нашел несколько интересных, на уровне курьёзного факта, корреляций. Не понял и не пытался понять глубинный смысл этих корреляций, но хочет огласить что точная наука появилась.
      4. Фейнман (точнее, в биографической книге про него) писал про религию самолётопоклонников: имитируются внешние проявления процесса без понимания причин. Папуас сидит в будке, у вырубленной в джунглях площадки горит священный огонь, шаман с кокосовыми полуорехами на ушах машет "антенной" из бамбука... ритуал нацелен на вызов самолёта, груженого вкусностями и клёвыми вещами.
      Здесь судя по внешним признакам появляется ещё одна "самолётная" религия, ориентированная на внешние проявления.
      ...Не, я не против, "самолётные религии" иногда работают, так что пусть будет...
      Ответить
      • kbob > PavelS | 05.07.2008 | 03:42 Ответить
        > Когда самолёт взлетает, появляется вибрация и начинается раздача кофе стюардессами. Вывод: наблюдая положительную корреляцию в раздаче кофе и вибрации для устранения вибраций надо устранить кофе.

        Устранив кофе мы стразу убедимися что вибрация не исчезла. ха-ха!
        Ответить
      • feb7 > PavelS | 05.07.2008 | 16:25 Ответить
        Вот Вам еще авиационный анекдот.Не в тему,но к слову пришлось.

        Борт заруливает на техпозицию,выключает движки.Из кабины спускается летчик,к нему подходит техник с журналом подготовки самолета(ЖПС).ЛЕтчик( высшее образование) что-то пишет в графе "замечания".Техник (средне-специальное образование)читает: "зуд левого воздухозаборника".Что делать,надо устранять.Пишет, в графе "выполненные работы":"ПОЧЕСАЛ" - и расписался.

        Если серьезно,корреляция может означать что угодно - что два явления взаимозависимы,либо независимы,но существует третье явление (либо комплекс явлений),влиящие на первые два. В этом отношении статистика может являться той самой величайшей ложью (М.Твен),способной скрыть истинные взаимосвязи.

        "Щелкни кобылу в нос - она махнет хвостом","Нельзя объять необъятное","Жизнь в губернском городе начинается с приходом туда гусарского полка - эти заповеди незабвенного К.Пруткова должны быть в уме и сердце любого исследователя,пытающего выловить золотую рыбку корреляции из бурного моря стохастических событий....
        Ответить
    • kbob > дмитрий р | 05.07.2008 | 04:24 Ответить
      Наука появлется тогда когда появляются измерения. Автор статьи как раз и пытается описать поведения общества через измеряемые параметры, численность населения, процент людей с высшим образованием.
      Это гораздо научнее, чем высказывание "революционная ситуация возникает когда низа не хотят, а верхи не могут".
      Тем более, что смысл находения кореляций только в том чтобы имея несколько альтернативных гипотез объясняющих причины например возникновения революций, выбрать из них наиболее вероятную, при этом руководствуясь определенными численными критериями.
      Если вы привели пример с ложкой, то либо в принципе не знакомы с научным подходом, либо попросту притворяетесь.
      И еще, если "ученый", так его назовем, является частью того, что он пытается хоть как-то проанализировать, то этот ученый сам является объектом изучения. Задача науки в том и состоит, что бы отделить исследователя от исследуемого объета, в нашем случае общества и сследовать его (объекта) объективные закономерности развития.
      Это то что в свое время сделал Веллер синтезировав мочевину, получаемую до этого из мочи.
      К сожеления история наука не экспериментальная, а наблюдательная, как астрономия, потому что некоторые вопросы общественного устройства, например являются ли все люди равными, по этическим причинам даже запрещено задавать, не то чтобы эксперементально проверять!
      Равенство людей не больше, чем декларация и экспериментально не подтверждено!
      Так что Павел и слава богу, что ваша ложка с лапшой в 95% случаев доходит до ушей адресата, а то придут ученые в историю и начнут экспериментально изучать свободу, равенство и братсво!
      Кстати был такой Роберт Оуен - любитель социальных экспериментов знаете наверное?
      Ответить
  • Mikhail  | 05.07.2008 | 00:48 Ответить
    Вообще-то история (типа той, что меня когда-то обучали в школе) никогда не была наукой. Так, просто скопище фактов, выдернутых из контекста и произвольно объединенных прихотью составителя. Все равно, что на лугу надергать понравившихся цветов и, собрав их в гербарий, что-то вещать по поводу жизни луговой экосистемы. Сколько гербариев -- столько и разных "жизней".

    Общество лучше всего описывать как активную (возбудимую) среду. Это автоматически и естественно позволяет учесть и "свободу воли", и "сложность" элементов среды. Хорошо известно, что подобные среды, даже построенные из достаточно сложных "элементов", могут обладать достаточно простым и предсказуемым (на коротких отрезках времени) поведением. Точно так же известно, что в длительной перспективе поведение таких систем принципиально хаотично, т.е. непредсказуемо.

    Например, признаки надвигающейся революции, хорошо известные тем, кто учился в эпоху исторического материализма, -- "верхи не могут и т.д." есть весьма точное описание условий перехода активной среды в возбудимое состояние. И "наличие партии, способной возглавить борьбу масс" есть не что иное, как условие существования ведущего центра (пейсмейкера), процессы в котором определяют поведение всей среды.

    Что же касается внешних физических условий, то тут в тексте статьи может никаких ошибок и не быть. Отрицательная демографическая динамика почти наверняка означает ухудшение условий существования людей (неурожай, войны, природные катастрофы). А это, как нетрудно догадаться, неизбежно будет вести к повышению возбудимости среды (недовольства населения). И появление в этих условиях ведущего центра (лидера, способного поднять уровень возбудимости выше порога возникновения автоволн) почти наверняка приведет к фазовому переходу во всей среде - т.е. революции и смене строя. Если же условия существования не способствую возбуждению среды в целом (например, когда все хорошо, у всех все есть и все всем довольны - о чем говорит демографический рост), то энергия даже самого харизматического лидера уйдет в песок.

    Кстати, землетрясения также способствуют повышению возбудимости (агрессивности) людей. Когда-то я рассказал об этом своим знакомым, и в конце 80-х, когда начался период революций в Европе, они сами приходили ко мне и говорили: 'ты смотри, действительно, пару дней назад было землетрясение в Турции, а сегодня сообщают о беспорядках в Югославии.' В других обстоятельствах, когда в общество устойчиво и в нем доминирует развитие, то же самое землетрясение в лучшем случае вызовет локальную панику. А в Японии так и с паникой даже борются.

    Этот подход позволяет достаточно легко описывать поведение любой массы людей -- от толпы фанатов до смены самых разных обществ - от Рима и Китая до фашистской Германии и СССР. В принципе, в определенных пределах здесь возможна и математизация - надо только научиться количественно оценивать 'уровень возбудимости' конкретного социума или социальной группы. На него влияет множество факторов - и психогеографический, и культурный, и профессиональный, и половой, и и гелио-геофизический. Не стоит упускать из виду и ряд социальных факторов, начиная от уровня образования и кончая 'промывкой мозгов' через СМИ или неформальные каналы коммуникации. Я бы с удовольствием посидел с грамотным историком над достаточно большой базой данных, чтобы попытаться 'вытащить' эти факторы. Одной историей здесь не обойдешься. Тут надо думать в категориях социо-биосферной динамики.
    Ответить
  • newbie  | 05.07.2008 | 09:36 Ответить
    Гм, а почему ни слова о Гумелеве? Пассионарность уже не актуальна?
    Ответить
  • Aku-Aku  | 08.07.2008 | 10:46 Ответить
    Якi ж всетаки гуманiтарii швидкi ображатися i легкодухi в своiй емоцiйностi.
    "Точнiть" науки не має жодного вiдношення до ii кращостi чи вищостi.
    Точна наука -- це термiн, щоб вiдрiзняти вiд, наприклад, науки емпiричноi, тобто заснованноi на досвiдi -- не тому який отримується шляхом експернименту, а тому що передається як традицiя мiж поколiннями.
    Iсторiя ж, не вiдносится нi до точних, нi навiть до емпiричних, а скорiше до белiтристики, лiтератури, крайнiй прояв якой -- графоманство.
    Мабуть тому i ображає iсторикiв творчiсть таких людей як Фоменко, якi не вiдносятся до iсторикiв, нi за освiтою, нi за розумiнням, але дуже схожi за пiдходами, сприйняттю.
    Так само як природничникiв ображають "дослiдження" псевдо-вчених у iх галузях, якi не використовують нi методiв, нi пiдходiв, але дуж люблять застосовувати "термiнологiю", що для необiзнаних виглядає науково. Як, наприклад, рiзномастi "дослiдники" "торсiйних" полiв.

    А що до протиставленя "фiзики-лiрики", то воно теж iнспiроване представниками гуманiтарноi сфери, так як це невiдємна складова саме гуманiтарного сприйняття -- не тiльки (i не стiльки) осмислювати, але й оцiнювати дослуджуване: "вище-нижче", "краще-гiрше".
    Тодi як для людини з рацiональним природничим сприйняттям, сама постановка питання "яка наука вища?" -- безглузда.

    На сам кiнець, абзац до якого не до читають, а почнуть вiдразу викривати "образи" у попереднiх.
    Немає гуманiтарiiв, i немає природничникiв. Є рiзнi способи сприйняття буття i наукового(?) аналiзу. Якi присутнi у кожнiй людинi одночасно, i навiть не має сенсу виявляти у кого чого бiльше, так як будь яка людина послуговується обома, постiйно. І тiльки на рiвнi абстрактних дефiнiцiй постають "гуманiтарii", "природничники" i таке iнше.

    Насправдi, як повiдомлено на цьому сайтi десь нижче, в головному мозку цi способи сприйняття навiть роздiленi по рiзним функцiональним зонам.

    I на кiнець, гуманiтарii (якi б вони не були) -- потрiбнi. Так як займають певну нiшу в екосистемi. Збурюють середовище, спричиняють необхiднiсть адаптацii, що сприяє розвитку наукового знання у тому числi. І iснування екосистеми без них було б бiднiше, не таке цiкаве i навiть нежиттєздатне.
    Ответить
  • feb7  | 12.07.2008 | 12:49 Ответить
    В том то и дело,что занятие точными науками и описательными предполагают разный склад ума.Я всегда поражался,что красивая и стройная математическая модель,которую понять очень просто,вызывает у людей гумманитарного склада реакцию отторжения.В то же время, при изучении гуманитарных наук в бурсе (из под палки,конечно) я никак не мог въехать в сущность гумманитарных доказательств( материя первична,потому что это верно и пр.).Для меня гораздо понятнее формализированные доказательства типа а=в и в=с.Следовательно, а=с.Для гумманитария это вовсе не очевидно.

    Я столкнулся здесь на сайте с попытками некоторых посетителей оперировать в качестве доказательств такими аргументами,как "я верю"," это очевидно"," "один ученый так считает","я с тобой не хочу это обсуждать","ты не владеешь терминологией" и т.д.,при этом не приводя никаких фактических (сиречь формальных) доказательств. Я охотно поверю,что а=с,если мне представят логическую цепочку а=в и в=с и я не найду в этих рассуждениях ошибки.В противном случае,товарищи гумманитарии,я буду рассматривать ваши аргументы как попытку респритижитации.Просто у меня мозги так устроены,уж вы не обесудьте.
    Ответить
  • Dimon  | 20.07.2008 | 15:13 Ответить
    А уровень самосознания и уровень связи между людьми эти уравнения учитывают?
    Ответить
    • Ravil > Dimon | 21.07.2008 | 18:49 Ответить
      История никогда не была и никогда не будет наукой.
      Так как ее цели и задачи иные чем у науки.
      Наука заниамется нахождением общих закономерностей и основывается на воспроизводимых экспериментах - то есть всегда можно проверить подлиность фактов.
      Поэтому в науке в устоявшихся теориях сушествует один вывод .
      История же занимается конкретными событиями , тем что именно произошло в такое ето время в таком то месте . И зачастую ( а в древней истории как правило) история основывается на нескольких туманных текстах , неизвестно когда и кем написанных ,и часто возникает вопрос : А не поделки ли это ?
      То есть у истории другие цели чем у науки и иная "фактическая база", если она вообще есть у средневековой и древней истории.
      Более того в истории почти всегда по тому или иному вопросу существует много
      мнений и нет восможности отдать препочтение какому либо из них.
      И это служит хорошим индикатором ненаучности истории.
      В настоящих науках такое невозможно - нет двух несовемстимых механик , есть одна механика Ньютона и т.д. А в истории такая ситуация сплошь и рядом.
      Более того нигде в Западных странах история не считается наукой - это документалистика .
      Ответить
  • doorinwall  | 06.10.2009 | 13:28 Ответить
    "Клиодинамика"...
    Кхм...Автор статьи не в курсе, что более 100 лет существует наука, изучающая исторический процесс именно с точки зрения общих закономерностей, а не уникальных черт, как история? Не слышали о такой? Даже и помыслить не могли? А она есть.
    Социология называется.

    Требовать от истории неприсущих ей методов, которые прекрасно разработаны социологией (про статистические знает даже обыватель)... Это что, маразм, господа?

    К научости истории. Споры о научности гуманитарных наук стары как мир, уж воздержались бы трюизмы писать. История среди других гуманитарных наук ничем не хуже.
    Ответить
  • wormball  | 07.08.2011 | 17:05 Ответить
    > что быстрый рост численности образованной молодежи предшествовал политическим кризисам во многих обществах от Западной Европы в середине XIX века до Японии в период сёгуната Токугава, современного Ирана и Советского Союза.

    Зато у нас сейчас поступают крайне мудро - у всех по три высших образования, а по-честному им бы и школьный аттестат не выдали бы.
    Ответить
  • timbond  | 13.08.2014 | 17:09 Ответить
    Странно, что никто не озвучил очевидного - истории не грозит стать точной наукой прежде всего по причине ОТСУТСТВИЯ ТОЧНЫХ ИСХОДНЫХ ДАННЫХ.
    Второе - людям весьиа далеко до полной объективности в оценке и интерпретации даже того, что более-менее точно известно.
    Ответить
Написать комментарий


Элементы

© 2005-2017 «Элементы»